Медаль Русско-Японская война 1904-1905 гг.

Русско-Японская война 1904-1905 гг.

Учреждена 31 марта 1906 года

Медаль имеет диаметр 30 мм, изготовлена из светлой позолоченной бронзы. На аверсе - скрещенные флаги армии и военно-морских сил Японии, над ними императорский герб - хризантема, под флагами в нижней части медали гербовый знак - павлония. На обороте изображен традиционный стилизованный японский шит, на котором иероглифами вертикально сделана надпись "Военная кампания 37-38 годов Мэйдзи" (1904-1905 гг.) ("Мэйдзи 37-38 нэн сэнъэки").
Японский щит обрамлен ветвями: слева - пальмовой, справа - лавровой. К моменту учреждения медали пальма и лавр в качестве традиционных символов были характерны для наградных систем стран Запада и ранее японцами не использовались.
Подвеска - обычного шарнирного типа, с прикрепленной планкой, на которой имеется надпись "Военная медаль". Лента имеет ширину 37 мм, из муарового шелка. Ее расцветка повторяет цвета предыдущих военных медалей: зеленый с 3-миллиметровыми белыми краями, но с добавлением 9-миллиметровой голубой полосы по центру, символизирующей военные победы на море.

russko-jap_v.jpgrussko-jap_v2.jpg

Военный конфликт между Японией и Россией был во многом предопределен наличием глубоких противоречий в империалистических интересах двух стран, хотя длительное время он не представлялся царскому правительству неизбежным.
Приняв решение начать подготовку к войне с Россией, Токио большую часть полученной от Пекина по Симоносэкскому мирному договору контрибуции затратил на модернизацию армии и флота. Любопытно, что заем на покрытие расходов по уплате контрибуции был предоставлен Китаю русскими банками, фактически профинансировавшими таким образом военные приготовления против собственной страны.
Опираясь на англо-японский союзный договор 1902 г. и на поддержку США, Япония начала разговаривать с Россией все более жестким языком. Уже в августе 1903 г. японцы потребовали у Санкт-Петербурга признать их "особые интересы" не только в Корее, но и в Маньчжурии. Это требование было заведомо неприемлемым для России и носило практически провокационный характер. Дальнейшие Российские дипломатические шаги, также, не смогли предотвратить войны.