История первых танков Германии

История развития танков Германии.
1_2.jpg
В военном музее города Афины стоит необычная артиллерийская установка. В пояснении к ней написано, что это 57-мм пушка германской фирмы "Крупп". Год выпуска - 1894-й, однако хотя сама эта пушка конная, на "тележном ходу", размещается она в куполообразной бронированной башне с круговым вращением и на цилиндрическом основании для защиты расчета. Впоследствии, уже в годы Первой мировой войны, установки, подобные этой, официально именовавшиеся "броневыми каретками" (а у солдат заслужившие прозвище "пилюльных коробок"), использовали для нужд позиционной обороны на Западном фронте. Благодаря колесному ходу их можно было перебрасывать с одного участка на другой и там закапывать в землю в качестве бронированных огневых точек. Самое удивительное, что по сути дела это была готовая танковая башня, вот только на первый германский танк ее так почему-то и не установили.
2_2.jpg
Броневая каретка Шумана

Уже первые бои с танками показали германскому командованию, что при определенных обстоятельствах они являются сильным оружием. Работы над тяжелыми броневиками "Даймлер", "Бюссинг", "Эрхард" в Германии в это время велись уже полным ходом, шли испытания машин "Мариенваген" и "Орионваген" (еще одной полугусеничной машины с передним рулевым колесом и приземистым обтекаемым корпусом, частично закрывавшим ходовую часть), но до английских танков всем этим машинам было далеко. Не повезло со своими разработками и инженеру Габелю, который в 1915 г. предлагал модель боевой машины, передвигавшейся на вращающихся сферах. Она должна была весить 550 т и нести 75-мм броню. Самое интересное, что патент на боевую машину в форме огромного шара был получен в Германии еще в 1905 г., но, естественно, тогда никто даже и не подумал им заняться. В одно время с Габелем изобретатель Флеттнер продемонстрировал военным свою 4-колесную сухопутную торпеду для резки колючей проволоки, которая управлялась по проводам и была вооружена огнеметом.

Зато уже в октябре 1916 г. наряду с укреплением противотанковой обороны на фронте (тогда эта задача рассматривалась в качестве первоочередной) германские военные специалисты решили создать свой собственный танк. 13 ноября 1916 г. для объединения всех работ в этой области была создана специальная техническая комиссия при отделе А7V - 7-м транспортном отделе Военного министерства, в честь которого был назван первый германский танк. К участию в проекте допустили фирмы "Даймлер", "Бенц" и "Опель". В разработке ходовой части участвовал представитель фирмы "Холт-Катерпиллер" X. Стайнер и сотрудниками Берлинской фирмы "Брасс унд Херштетт".

Несмотря на скептицизм Ставки Главного командования, не очень-то верившей в неуклюжие железные машины, поддержка Военного министерства обеспечила проект необходимыми средствами. К 22 декабря он был уже закончен, но после этого его еще несколько раз пересматривали и улучшали, непосредственная работа над танком началась в январе 1917 г. Строить машину поручили фирме "Бремерваген", а ее конструктором был назначен Йозеф Фольмер. Заказ фирме подготовили на 100 шасси, но только 10 из них предполагалось забронировать. Первый прототип танка - готовое шасси с макетом бронекорпуса продемонстрировали в Берлин-Мариенсфельде 30 апреля, а 14 мая его уже показали на ходу в Ставке. Параллельно с ним испытывался и новый полугусеничный "Мариенваген II", кроме того свою "боевую артиллерийскую машину" К.D.I. представила фирма "Крупп". Однако по результатам испытаний все же был выбран А7V. Впрочем, шасси "Мариенвагена" потом также использовалось: на нем устанавливались зенитные и противотанковые орудия, а фирма "Эрхард" на его базе выпускала тяжелые бронеавтомобили.
3_2.jpg
Германский тяжелый танк A7V, 1918 г.

Далеко не сразу для танка первой мировой войны A7V выбрали соответствующее вооружение. Рассматривался вариант укороченного корпуса с восемью амбразурами: в них в зависимости от обстоятельств можно было установить две 20-мм пушки и два пулемета либо четыре пулемета и два огнемета. Танк с "полноразмерным" корпусом предполагалось вооружить 77-мм полевой пушкой образца 1896 г. или же штурмовым пехотным орудием Круппа 1916 г., двумя 20-мм автоматическими пушками Беккера и четырьмя пулеметами. 77-мм штурмовая пушка с длиной ствола 20 калибров, имевшая снаряд массой 6,85 кг с начальной скоростью 400 м/с, была наиболее подходящим оружием для тогдашних боевых действий, но заказы на нее оказались расписаны вперед на многие месяцы и ее получение, даже для такой новой техники, как танки, в любившей порядок Германии вызвало большие затруднения. Посчитали, что орудие имеет слишком большой откат. Поэтому по примеру англичан было решено поставить на танк 57-мм орудие - трофейные крепостные (казематные) пушки Максима - Норденфельда, которые в 1914 г. были захвачены в крепости Антверпен. Орудие оказалось вполне подходящим для танка: при длине ствола 26 калибров оно имело длину отката всего 150 мм и дальность стрельбы 6400 м.
4_1.jpg
Размещение экипажа на немецком танке A7V

В боекомплект танка кроме 100 выстрелов с осколочно-фугасными снарядами включили 40 бронебойных и 40 картечных. Осколочно-фугасные снаряды имели взрыватель с замедлителем и могли использоваться против полевых укреплений. Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 487 м/с, а бронепробиваемость - 20-мм на дальности 1000 м и 15-мм - на 2000 м. Поскольку начальная скорость снарядов германской пушки была выше английской, германские танки имели более высокую точность стрельбы и превосходили своих английских противников в действии снаряда по бронированным целям.
Что же касается ходовой части, то она была выполнена по типу американского трактора "Холт", а весь броневой корпус крепился на ней сверху на раме и собирался на каркасе при помощи клепки. Толщина и качество брони (30-мм в лобовых частях корпуса) достаточно хорошо защищали экипаж от бронебойных пуль на дальности от 5 м и больше, а также от осколочно-фугасных снарядов легких полевых орудий. Бронестойкость корпуса повышалась наклоном брони и его "корабельными" очертаниями спереди и сзади. Уязвимыми были стыки бронелистов из-за плохой пригонки, особенно на углах. По утверждениям союзников, через эти стыки внутрь корпуса проникали осколки пуль и свинцовые брызги, что приводило к ранениям экипажа. В целях вентиляции на крыше корпуса спереди и сзади были устроены вентиляционные решетки, служившие также для освещения боевого отделения. Однако такая вентиляция оказалась недостаточно действенной, из-за чего на марше экипажи вынуждены были сидеть на крыше.

Внутри в центре машины стояли рядом два бензиновых двигателя фирмы "Даймлер", работавшие каждый на свою гусеницу. Запустив один из них, второй можно было включить через сцепление, это было весьма удобным решением, так же как и принудительная подача бензина давлением отработанных газов, что позволяло снизить пожароопасность. При этом (в отличие от первых английских машин) подача не зависела от наклона танка, да и по всем остальным показателям технической части первый германский танк получился куда лучше английского.

Хуже обстояло дело с вооружением, по скольку расчет пушки и каждого из 6 стандартных пулеметов "максим" МG.08 на А7V состоял из двух человек - ошибка, которой сумели избежать французы при разработке легкого танка "Рено". Вследствие этого на танке оказался рекордно большой экипаж - 18 человек, состоявший из командира, водителя, двух инженеров-трансмиссионщиков (они же запасные водители), двух артиллеристов и 12 пулеметчиков. Помимо основного вооружения экипажу полагались ручной пулемет, карабины, пистолеты, ручные гранаты и даже один огнемет, хотя на практике они так и не были получены. В целом концепция А7V воплощала собой идею "подвижного форта", больше полезного при обороне, чем для поддержки собственного наступления. К тому же и кругового обстрела, в прямом смысле этого слова, у немцев не получилось, так как углы наведения орудия в обе стороны по горизонтали составляли всего 45°. Очень узкое поле зрения прицела и его расположение приводили к тому, что наводчик легко терял цель даже при самом незначительном движении танка, поэтому вести прицельный огонь можно было только с места. Все это учитывалось, поэтому, чтобы облегчить наводчику наведение на цель, над орудием был закреплен целеуказатель, который командир из рулевой рубки поворачивал при помощи троса. Была у расчета орудия и специальная сигнальная панель, где были красная и белая лампочки, зажигая которые, командир мог передать команды "заряжай", "внимание" и "огонь". Остальному экипажу, как и во всех других танках того времени, приходилось передавать команды жестами и криком, перекрывая своим голосом шум двигателей, трансмиссии, грохот орудия и треск пулеметных очередей.

Впрочем, само управление германским танком было и более легким и продуманным, нежели на английских машинах, вплоть до танка Мk.V а главное - требовало усилий одного лишь водителя. Расположение командира и водителя в рубке над корпусом также давало им определенные преимущества, поскольку сидели они высоко и имели неплохой обзор. В то же время это было и не очень удачно, так как прямо по курсу водитель мог видеть дорогу только на расстоянии 9 м. Поэтому в управлении танком вынуждены были участвовать два механика, наблюдавшие за местностью через люки в бортах и сообщавшие водителю о своих наблюдениях.
Кстати, при сложенной верхней рубке А7V мог перевозиться на стандартной платформе по германским, французским и бельгийским железным дорогам без помех со стороны железнодорожных сооружений. Но вот для его погрузки на железнодорожную платформу обычно приходилось сооружать специальную рампу.

Первые пять танков А7V германское командование планировало получить уже в июне 1917 г., но из-за дефицита материалов и нехватки рабочих рук первый серийный танк был сделан 17 октября. В начале февраля 1918 г. в Германии была создана первая танковая часть - "штурмовое отделение бронированных машин", и началось обучение личного состава. Тем не менее у армейского руководства новая техника по-прежнему энтузиазма не вызывала. Так, начальник Большого генерального штаба генерал-фельдмаршал Гинденбург, осмотрев первые 10 машин, высказался весьма скептически: "Вероятно, они не принесут большой пользы, но так как они уже сделаны, то мы попробуем их применить". В инструкции Ставки Главного командования о взаимодействии танков с пехотой указывалось, что танки и пехота должны продвигаться вперед независимо друг от друга. При этом пехота не должна была подходить к танкам ближе, чем на 200 шагов, так как считалось, что это опасно из-за сильного артиллерийского огня, который, как считалось, будет сразу же открыт по новым машинам.

Впервые германские танки вступили в бой 21 марта 1918 г. неподалеку от местечка Сент-Кантен (всего в 50 км от того места, где в первый раз их в 1916 г. применили англичане) они использовали несколько трофейных английских танков Мk.IV и несмотря на свою малочисленность всего в атаке участвовало 4 немецких и 5 английских танков. Атака произвела на английские войска очень сильное впечатление.
Впоследствии германские танки участвовали во многих боях, и зачастую одно их появление вызывало панику среди английских солдат. Но действовали они мелкими группами, что не давало значительного эффекта. Выяснилось, что большие размеры танка А7V, и в особенности его высота, превращают его в хорошую мишень, а неважная проходимость затрудняет использование.

Танк мог уверенно передвигаться по рыхлому грунту, но только по ровному месту, без бугров, глубоких воронок и ям, поскольку при боковом крене он легко опрокидывался. При переходе через проволочные заграждения колючая проволока очень часто затягивалась под гусеницы и запутывалась в них, что перегружало сцепления и выводило их из строя. В первоначальном проекте для повышения проходимости на танке предусматривался специальный "нос" из двух треугольных балок таврового сечения. В отличие от французских легких танков, имевших хвост позади танка, обе эти рамы должны были укрепляться спереди. Нос даже был выполнен на деревянном макете, но уже на первом демонстрационном образце от него отказались.

Как показал боевой опыт, обилие вооружения при недостаточной подготовке экипажей мешало его использовать и только затрудняло работу танкистов. За две дымящие выхлопные трубы по бортам и громоздкий неуклюжий корпус германские солдаты прозвали танк первой мировой войны А7V "тяжелой походной кухней". Но даже таких танков к сентябрю 1918 г. армия получила всего 20, что было явно недостаточно, чтобы остановить целые армады танков союзников.
Впрочем, ничего удивительного в этом нет, так как, обкатывая трофейные танки, германские специалисты пришли к выводу, что их машина должна быть похожа на танки англичан. Прототип нового танка был готов даже раньше, чем АТV ( 1 сентября 1917 г.) и получил обозначение А7V-U.
5.jpg
Германский опытный танк A7V-U

Корпус танка приобрел в сечении форму ромба, но несколько более угловатого по сравнению с его английскими предшественниками. Места механика-водителя и командира расположили спереди, как и у англичан, но броневую рубку наверху сохранили. Теперь она служила для наблюдения, а еще в ней можно было устанавливать пулеметы. Толщину брони уменьшили до 20-мм, но защищенность танка за счет наклона передних бронелистов корпуса под углом 50° к вертикали даже несколько возросла.
По обе стороны от двигателей, которых и на этом танке было два, как и две коробки передач, располагались спонсоны, вооруженные 57-мм орудиями Максима-Норденфельда, а позади них в бортах - два пулемета МG.08. Угол горизонтального обстрела пушек в спонсонах превышал 90°. Бензобаки и тяги управления располагались между днищем корпуса и полом боевого отделения. Вентиляция осуществлялась через отверстия в крыше рубки и корпуса позади нее, забранных для защиты стальными полосами. Сюда же на крышу были выведены выхлопные коллекторы двигателей.

Экипаж танка был меньше, а работать ему было удобнее, чем на А7V, и уж тем более на танках англичан, поскольку у танка была упругая подвеска. Первые испытания новой машины прошли 25 июня 1918 г. Танк А7V-U продемонстрировал лучшую защищенность и скорость движения, однако его вес оказался слишком велик, а сопротивление движению на 40 % выше, чем у А7V. Танк оказался технически очень сложным и дорогостоящим, поэтому 12 сентября Ставка распорядилась работы над ним прекратить, а его единственный опытный экземпляр был разобран.

Такая же судьба постигла и еще один опытный германский танк марки "К" - "Колоссаль" - совершенно чудовищную машину весом около 150 т. Военное министерство утвердило его проект 28 июня 1917 г., причем первоначально планировалось сделать 10 таких танков, но потом, видимо, генералы решили не мелочиться и заказали их в количестве 100 экземпляров. Предполагалось, что танк будет иметь 30-мм броню, четыре 77-мм казематные пушки в спонсонах и семь пулеметов. Экипаж должен был состоять из 22-27 человек. Благодаря большой длине корпуса, который гусеницы охватывали так же, как и у англичан, он мог форсировать рвы шириной до 4 м. Для перевозки по железной дороге танк "К" можно было разобрать на 15-20 частей, после чего собрать на исходных позициях.
6_0.jpg
Германский сверхтяжелый танк "Колоссаль", 1918 г.

Очевидно, германское командование всерьез рассчитывало при помощи этих танков добиться перелома в ходе военных действий. Но очень скоро стало очевидно, что добиться этого без наступления нельзя, в то же время такие танки можно было использовать исключительно в обороне.
Контракт на постройку пяти экземпляров "К" заключили с шарикоподшипниковым заводом "Рибе" в Берлин-Вайсензее, на пять других - с "Вагонфабрик Вегман" в Касселе. Работы начались в апреле 1918-го, и к концу первой мировой войны на "Рибе" почти что достроили один танк, а для второго сделали бронекорпус и комплект основных узлов за исключением двигателей. Но тут Германия потерпела поражение, и все сделанное было пущено на слом.

Стоит заметить, что спустя четверть века в Германии были снова построены два 180-тонных танка "Маус", также не принимавших участия ни в одном бою. Любопытно, что в обеих мировых войнах после перелома хода событий не в свою пользу военное руководство Германии делало ставку именно на "сверхтанки". Оба раза конструкторы закладывали в эти монстры ряд оригинальных идей и решений, и оба раза колоссы оказывались в положении мертворожденного детища.
Невероятно, но факт остается фактом - промышленность такой развитой страны, как Германия, по сути дела, просто не смогла снабдить свою армию танками - нельзя же считать 20 танков А7V сколько-нибудь адекватным ответом на 6 тысяч танков Антанты. Премьер-министр Великобритании Д. Ллойд Джордж в своих "Военных мемуарах" по этому поводу написал, что, мол, германские генералы просто недооценили новое оружие англичан и французов, а когда начали им заниматься, то просто не хватило времени.

Интернет-магазин. Онлайн-заказ.
luminaric.ru