Бронетракторы

Бронетракторы

СССР

red_piter2.jpg

К середине 1915 гола русская армия накопила богатый опыт по использованию нового пила боевой техники - броневых автомобилей. К этому времени стало совершенно очевидно, что используемые в качестве базы для броневиков шасси обычных коммерческих автомобилей не годятся для этих целей. Одной из основных причин этого являлась, прежде всего, их низкая проходимость по грунтовым дорогам и полное отсутствие таковой при езде по бездорожью. Многие военные видели выход из положения в применении для постройки броневых автомобилей тракторной базы.

Одним из активных сторонников данного решения был полковник артиллерии Гулькевич. В июле 1915 года он получил "охранное свидетельство" (говоря современным языком - патент) на изобретенный им "новый способ бронирования и вооружения тракторного самохода, могущего свободно передвигаться при самых трудных условиях - по пахоте, грязи, снегу, оврагам." 3 марта 1916 года автор изобретения представил в Комиссию по броневым автомобилям Главною Военно-техническою Управления (орган, ведавший оснащением русской армии броневиками) проект такою трактора. Одновременно Гулькевич сообщил, что на свои собственные средства он уже ведет постройку такого трактора на Обуховском сталелитейном заводе. Рассмотрев проект. Комиссия одобрила его и выделила необходимый для продолжения работ кредит. Одновременно с этим, ввиду загруженности Обуховскою завода различными заказами, изготовление машины передали на Путиловский завод. В ноябре 1916 года бронировка трактора, названного "Илья Муромец" была закончена.

ahtirets.jpg

Бронетрактор "Ахтырец" на улицах Москвы. 4 ноября 1917 г.

В качесгве базы для бронирования Гулькевич выбрал гусеничный трактор американской фирмы ALL1S CHALMRRS MOTOR TRUCK. (Десять таких машин были закуплены Военным Ведомством весной 1916 гола для испытания в качестве тягачей тяжелых орудий). Он имел б8-сильный газолиновый двигатель, четыре передачи вперед и одну назад и независимую подвеску гусениц, которые могли поворачиваться одна относительно другой в вертикальной плоскости. Для более надежной работы в бою машину оборудовали вторым постом управления, установили стартер и усилили передние колеса, служащие для управления трактором на ходу. Подносило бронированный корпус, склепанный из 6,5 мм броневых листов, делился на два отделения, сообщавшихся между собой. В переднем находилось место водителя, запасы патронов, горючего и вращающаяся башня с двумя пулеметами Максима в специальных шаровых установках конструкции Гульксвича. В заднем отделении размещались: запас снарядов, второй пост управления и 3"(76 мм) пушка с углом обстрела по горизонту 90 градусов. (Следует пояснить, что "Муромец", как впрочем и все другие броневики русской армии, должен был идти в бой задним ходом, чтобы иметь возможность не разворачиваясь выйти из-под огня. Поэтому основное вооружение и размещалось в кормовой части машины.) При полной боевой нагрузке с экипажем из 7 человек, масса забронированного трактора составляла 12 тонн, а скорость по дороге - 12-15 км/час. Испытания "Муромца", проведенные в ноябре-декабре 1916 года, показали его высокие боевые качества. В конце 1916 года Путиловский завод получил заказ на второй аналогичный образец, построенный в марте 1917 года. "Ахтырец". такое название получил этот трактор, испытывался в апреле. Затем обе машины были нереданы в Запасной броневой дивизион в Петрограде. В дальнейшем полковник Гулькевич предлагал массированное применение бронированных тракторов своей конструкции, придавая их по 40 штук на армейский корпус в качестве эффективного средства прорыва укрепленных позиций противника. По замыслу Гулькевича, в бою часть машин должна была буксировать за собой 42-линейную (107 мм) пушку и боеприпасы к ней для развития успеха в глубине обороны.
По конструкции и тактическому назначению машину Гулькевича смело можно считать первым русским танком. Сравнив ее с английскими и французскими танками тех лет (МК 1-3, Шнейдер, Сен-Шамон), легко видеть, что "Ахтырец" и "Муромец" превосходили по ряду параметров западные образцы, особенно французские. (Кстати говоря последние тоже изготавливались па тракторной базе.)

После октябрьского переворота 1917 года оба трактора вместе с другими броневиками Запасного бронедивизиона попали в руки большевиков. В октябре 1917 года "Илья Муромец" переименованный в "Красный Петербург" охранял Смольный, где был запечатлен камерой неизвестного оператора. А "Ахтырец" 29 октября 1917 года вместе с тремя другими бронеавтомобилями отправили в Москву. устанавливать власть Советов. 1-2 ноября трактор участвовал в боях на Кудринской площади, улицах Поварской и Бронной. поддерживая огнем отряд подольской Красной гвардии. В сентябре 1918 гола "Ахтырец" убыл в Казань, где вошел в состав 3 автобронеотряда Красной Армии. В течение 1918-1919 годов броневик участвовал в боях на Восточном фронте, а в январе 1920 года прибыл для ремонта в Москву. "Красный Петербург" всю гражданскую воину числился в резерве Броневого отдела Главного военно-инженерного управления Красной Армии. В 1922-23 годах из-за отсутствия запасных частей обе машины пошли на слом.

Red_Piterburg.jpg

"Красный Петербург" у гаража броневого отдела ГВИУ. 1920г., Москва

"Ахтырец" и "Красный Петербург" были не единственными бронированными тракторами участвовавшим в гражданской войне. Некоторое количество машин аналогичных конструкций было изготовлено для бронечастей Белой Армии на заводах Юга России. Здесь работы по созданию бронированных тракторов начались в начале 1919 года. Основным побудительным мотивом было не только малое количество броневых автомобилей в частях белых, а главным образом то, что почти все имевшиеся броневики были сильно и изношены и обладали очень низкой проходимостью. К тому времени у белых имелось некоторое количество тракторов различных марок, поставленных союзниками: ВИСКОНСИН, БУЛЛОК-ЛОМБАРД, ХОЛТ. Работы по их бронировке велись на Ревельском заводе и заводе Судосталь в Новороссийске. Уже в феврале 1919 года в состав 3 бронеотряда 2 бронедивизиона Кавказской Добровольческой армии вошли два бронетрактора: "Доблестный лабииец" и "Генерал Улагай". Они оба были построены на шасси тракторов ВИСКОНСИН (номера двигателей тракторов 50 и 89), схожим по конструкции с трактором АЛЛИС-ЧАЛМЕРС. Схема бронировки была похожа на "Ахтырца", но вооружение тракторов состояло из 4 пулеметов Максима. Обе машины получились очень удачными и активно использовались в боях против красных частями 2-го Кубанского корпуса. Осенью 1919 гола при отступлении Белой Армии оба бронетрактора попали в руки красных.
Но не все попытки белых были такими удачными. Так 1 апреля 1919 года в Новочеркасск с Ревельского завода в Новороссийске прибыл бронированный трактор "Астраханец". Машина сразу же была отправлена на фронт 3-и Донской армии, а на следующий день. 2 апреля, начальник штаба 3-й армии Говоров телеграфировал в Екатеринодар: "Присланный в армию броневик "Астраханец" оказался непригодным для действий. Проведенное испытание дало плачевные результаты: после 100 сажень хода вода в радиаторе начала кипеть, второстепенные пулеметные установки мертвые, две имеющиеся башни не вращаются. По заявлению командира броневика испытания ему перед отправлением сделано не было. а сдан уже погруженным на платформу с приказанием отправляться как можно быстрее, в результате безцельный проезд туда и обратно и потеря времени на исправление. В общем отличная идея использования тракторов и никуда не годное выполнение и преступная небрежность лиц, непосредственно отправляющих сюда броневик. Трактор приказано снова погрузить и отправить обратно".

Документ, как говорится не требует комментариев. О дальнейшей судьбе "Астраханца" сведений нет. Известно только, что он находился в ремонте на Ревельском заводе в апреле 1919 года.

Кроме этих машин по документам известны еще несколько бронетракторов в составе Вооруженных Сил Юга России. Так, в состав бронечастей Донской Армии в апреле 1919 года был включен бронированный трактор под названием "Полковник Безмолитвенный". Он был вооружен одним орудием и шестью пулеметами и имел экипаж 11(!) человек. Машина получилась очень тяжелой маломаневренной и использовалась в качестве учебной.

К сожалению, марка трактора не известна. Но учитывая вооружение и экипаж трактора, можно предположить, что это ХОЛТ. Тем более, что в журнале "Броневое дело" в 20-е годы была опубликована фотография бронетрактора ХОЛТ, захваченного у белых.

О бронированных тракторах сообщал на допросе 1 мая 1919 года перебежчик из Добровольческой Армии поручик Г.Д.Петрашин: "В Екатеринодаре я видел танки, но не английские, а русские, переделанные иэ тракторов и вооруженные пулеметами". Сейчас трудно сказать, сколько бронетракторов было построено белыми, ведь документов по известным причинам практически не сохранилось. Кое-что можно узнать из документов бронечастей Красной Армии, которым достались в качестве трофеев все бронеавтомобили Белой Армии. Так, 29 ноября 1920 года в Бронеотдел Главного Военно-Инженерного Управления поступила телеграмма: "В Таганроге Комиссия под председательством Ингусо Граевского произвела испытание бронетрактора фирмы ЛОМБАРД и признала, что таковой как боевая единица к использованию на фронте непригоден". Зато два трофейных ВИСКОНСИНА предполагалось использовать в боях. Обе машины доставили на Броневой авторемонтный завод, в Москве и сентябре 1920 года, где предполагалось усилии, их вооружение установкой 47 мм морской пушки Гочкиса. Однако этот проект реализован не был.

Все трофейные бронетракторы недолго были в составе бронечастей Красной Армии. В течении 1921-23 годов все они были разбронированы. Некоторые из них некоторое время использовались в народном хозяйстве. но вскоре из-за недостатка запасных частей пошли на слом.

Хотя формально Россия вышла из Первой Мировой войны, фактически она оказалась в положении проигравшей. Ее (в который раз!) списали со счета как военную и политическую силу, но пройдет всего десять лет и из ворот заводов начнут выползать первые советские танки. И вот тут выясняется, что тракторы бронируют не только за неимением танков. Танки есть, но чтобы отстоять свое место под солнцем их требуется больше, гораздо больше...

1.jpg

Самоходная установка СУ-2 с лозунгами "Да здравствует мировой Октябрь" и "Войны мы не хотим, но дать отпор готовы"

В начале 30-х годов успехи индустриализации СССР обеспечили развитие автотракторной и танковой промышленности, что позволило приступить к широкомасштабной моторизации и механизации Красной Армии. Быстрыми темпами шла разработка новых танков, арттягачей. тракторов и автомобилей. В соответствии с военно-теоретической мыслью тех лет считалось, что огневую и ударную мощь мотомеханизированных соединений должны составлять не только танки, но и самоходно- артиллерийские установки.

Поэтому 2 октября 1930 года Революционный военный совет (РВС) СССР принял "Постановление РВС об опытной системе бронетанкового вооружения в части самоходных артиллерийских установок", в соответствии с которым заводам и конструкторским бюро надлежало к 1 октября 1931 года спроектировать и изготовить около двадцати различных типов САУ. Интересно отметить, что наряду с самоходными установками непосредственной поддержки и сопровождения мотомехчастей (как правило эти САУ проектировались на танковых шасси), постановлением РВС предусматривалось создание "самоходных установок вторых эшелонов". Их задачи определялись следующим образом: "Назначение - сопровождение и поддержка атаки танков вторых эшелонов сопровождения пехоты. Шасси - трактора "Коммунар" и "Сталинец", масса 9-10 тонн, скорость 12-15 км\ч. Вооружение-76 мм полковая пушка (с горизонтальным обстрелом не менее 300 градусов и вертикальным в 30 градусов) или 76 мм зенитная пушка". Сегодня наверное многим покажется смешным или глупым увлечение руководства РККА самоходками на тракторных шасси. Однако следует учесть, что в то время ни одна армия мира не имела опыта по созданию системы вооружения самоходной артиллерии. Поэтому советским военным и конструкторам приходилось идти "методом проб и ошибок". Ведь на первый взгляд использование тракторных шасси (которые в несколько раз дешевле, чем танковые) для самоходной артиллерии сулило большие выгоды. Во-первых, возможность быстрого оснащения Красной Армии самоходной артиллерией и во-вторых, в случае войны резкое увеличение числа боевых машин путем переделки имеющихся в народном хозяйстве тракторов в самоходные орудия. Идея весьма привлекательная, если учесть тогдашнюю слабую оснащенность РККА бронетанковой техникой и сложности с налаживанием ее производства на отечественных заводах.
Поэтому в соответствии с постановлением РВС СССР от 2.10.30 г. в августе 1931 года опытным цехом завода "Большевик" в г. Ленинграде совместно с военным складом №60 в г. Брянске (этот склад являлся основной базой по постройке и модернизации бронепоездов для РККА) спроектировали и изготовили самоходную установку 76 мм полевой пушки обр.1902 года на шасси трактора Коммунар 9 ГУ, получившую обозначение СУ-2. Для установки орудия шасси трактора было усилено, снято сиденье водителя, кронштейны крепления бензобака и будки со стойками. Бензобак закрепили над правой гусеницей, а металлический настил рамы на месте кабины был уширен. Орудие монтировалось на штатной бронепоездной тумбовой установке конструкции Сормовского завода, благодаря чему имело обстрел 360 градусов по горизонту. Зашита установки предусматривалась из брони толщиной до 10 мм, однако на опытном образце она была изготовлена из обычной (не броневой) стали. Боекомплект к орудию перевозился на прицепной тележке. Испытания СУ-2 прошли в окрестностях военсклада №60 с 12 по 16 октября 1931 года. Машиной было пройдено 35 км и сделано 39 выстрелов из орудия (один выстрел на ходу). Движение осуществлялось с расчетом 5 человек и прицепленной тракторной повозкой П-18 с грузом 2.5 т, причем скорость составляла 12 км\ч. Но несмотря на положительный отзыв комиссии Управления моторизации и механизации РККА (УММ РККА), проводившей испытания СУ-2. считавшей что "вполне возможно и рационально принятие данной системы на вооружение", дальнейшие работы по машине были свернуты.
Параллельно с проектированием СУ-2 завод "Большевик" вел работы по самоходной установке, имевшей индекс СУ-5 (не путать с СУ-5 на базе танка Т-26 появившуюся несколько позже). Она была выполнена с использованием схемы СУ-2 на гаком же шасси Коммунар 9 ГУ. но в отличие от последней вооружалась 76 мм зенитной пушкой обр.1915 года и не имела бронирования. Для уменьшения качки при стрельбе. СУ-5 оснащалась четырьмя откидными упорами. Опытный образец изготовленный весной 1932 года, успешно прошел испытания. Была начата постройка двенадцати таких артиллерийских установок для проведения войсковых испытаний, но вскоре она была прекращена, так как основным зенитным орудием РККА становилась 76 мм зенитная пушка обр.1931 года. А тракторное шасси для этой артсистемы было явно слабовато.

Но, пожалуй, наиболее значительный вклад в разработку САУ на базе тракторов внес начальник Опытно-конструкторского и испытательного бюро УММ РККА, талантливый и изобретатель-самоучка Н.И.Дыренков. В конце 1930 года по его проекту на московском заводе Можерез были начаты работы по бронировке 4 тракторов различных марок с различными вариантами вооружения. 13 февраля 1931 года Дыренков доносил начальнику УММ РККА И.Халепскому:

"На основании полученных от Вас заданий мною разработаны и построены следующие образцы бронирования:

- на шасси трактора Коммунар - суррогативный танк с одной 76 мм полковой пушкой, двумя пулеметами ДТ при двух запасных пулеметах с четырьмя шаровыми установками (обозначение Д-10):

- на шасси трактора Катерпиллер - суррогативный танк с одной 76 мм полковой пушкой, двумя пулеметами ДТ и двумя запасными пулеметами с четырьмя шаровыми установками ( обозначение Д-11):

- на шасси трактора Коммунар - бронированный десантный танк для 15 стрелков с двумя пулеметами ДТ при четырех шаровых установках (обозначение Д-14):

- на шасси Коммунар - танк химического нападения с двумя резервуарами па 4000 литров отравляющего вещества с двумя распылителями при одном пулемете ДТ действующем и одном запасном при четырех шаровых установках (обозначение Д-15).

Д-10 и Д-11 изготовлены к 8 февраля, Д-14 и Д-15 начаты постройкой."

Для Д-10, Д-14 и Д-15 использовалось шасси трактора Коммунар 9 ГУ. а для Д-11 - импортное шасси Катсрпиллер-60. Шасси всех факторов было усилено, топливные баки перенесены назад, переделаны места для водителей.

В мае 1931 года Д-10. Д-11 и Д-14 прибыли на Научно-испытательный бронетанковый полигон УММ РККА (ст. Кубинка, Московской области) для проверки их боевых и эксплуатационных качеств, 1-4 нюня нее три машины совершили npoбег на расстояние 95 км, причем часть пути они прошли но пересеченной местности и грунтовым дорогам. Максимальная скорость тракторов составила 5-10 км/ч, средняя но проселочным дорогам - 4-6 км/ч, они преодолевали подъемы до 25 градусов. Вместе с тем было выявлено множество недостатков в конструкции бронетракторов. Так. в отчете об испытании отмечалось, " что топливные баки поставлены очень низко и на самых мaлых подъемах подача горючего самотеком прекращается, а действие насосом очень малопроизводительно. Отработанные пары двигателя частично проникают внутрь кузова и утомляют экипаж, почему необходим вытяжной вентилятор. Мотор из-за неудовлетворительной системы охлаждения часто перегревается." Так же отмечался плохой обзор водителя ч неудобный доступ к агрегатам, требующим частой регулировки. А у Д-14. вдобавок ко всему, из-за увеличения длины задней части рамы (для размещения десанта), наблюдалась перегрузка задних тележек. Поэтому трактор при движении по малейшим неровностям "задирал нос." В выводах отчета но испытаниям констатировалось, что "к 7 нюня все тракторы из-за поломок поставлены в ремонт. Необходимо для дальнейших испытаний во всех машинах сделать ряд изменений, ...после чего для выяснения боевых и эксплуатационных качеств испытания должны быть продолжены." Однако никаких изменений в конструкцию бронетракторов внесено не было и дальнейших испытаний они не проходили. Что же касается трактора Д-15, то он был закончен к лету 1931 года, но не испытывался. Простояв во дворе завода Можерез до конца 1932 года, машина была разобрана.

Таким образом, к песне 1932 года руководство УММ РККА получило материал по испытанию бронетракторов различных конструкции и убедилось в том, что сделать из обычного коммерческого трактора полноценную боевую машину невозможно. Получавшаяся в результате такой переделки конструкция не могла решать стоящие перед ней боевые задачи. Поэтому все усилия были сосредоточены на создании самоходных установок на танковых и специальных шасси. Всем тогда казалось, что бронетракторы вымерли как когда-то динозавры. Однако время рассудило иначе...
Большие потери в танках летом 1941 года вынудили командование Красной Армии принимать срочные меры. 20 июля 1941 года вышло постановление Государственного Комитета Обороны N019 "Об экранировке легких танков и о бронировании тракторов." В соответствии с ним серийное производство бронетракторов должны были развернуть два завода: Харьковский тракторный (ХТЗ) и Сталинградский тракторный (СТЗ). Предполагалось вооружать трактора 45 мм танковыми пушками и использовать в качестве самоходных орудий. Проект бронирования тракторов и всю документацию, необходимую для серийного производства поручили разработать конструкторскому бюро танкового отдела НАТИ. Это КБ уже имело опыт подобных работ. В июле 1941 года оно выполнило проект установки 37 мм зенитной пушки на шасси трактора 1ТМВ. К новой работе были привлечены инженеры НАТИ Е.Г. Попов, А.В. Сапожников, В.Я. Слонимский, А.М. Черепин. На ХТЗ эту работу вела группа под руководством главного конструктора М.С. Сидельникова. Для контактов с ним бригада НАТИ несколько раз выезжала в Харьков. В первых числах августа в НАТИ построили четыре различных образца бронетракторов с 45 мм пушками на базе 1ТМВ, СТЗ-3, СХТЗ-НАТИ (сельскохозяйственные) и СТЗ-5 (транспортный). После кратковременных сравнительных испытаний для серийного производства избрали вариант на базе СТЗ-3. При бронировании шасси трактора было усилено, а для более плавного хода на него установили обрезиненные катки и мелкозвенчатую гусеницу с транспортного трактора СТЗ-5. Толщина брони составляла 10-25 мм. В броневой рубке, смонтированной на месте кабины водителя, устанавливалась 45 мм танковая пушка с ограниченными углами обстрела. Для обороны в ближнем бою внутри перевозился пулемет Дегтярева (ДТ или ДП). При постановке на серийное производство на ХПЗ эта машина получила индекс ХТ3-16.

2.jpg

Бронетрактор, выпускавшийся в Харькове и вооруженный 45-мм пушкой

Первоначальным планом предусматривалось изготовить в августе-сентябре 1941 года 750 ХТЗ-16. Бронедетали для них должен был поставлять Новокраматорский машиностроительный завод (НКМЗ). Последний, в свою очередь, получал бронелисты (прокат) с Мариупольского завода им. Ильича в незначительных количествах, что задерживало выпуск бронетракторов. В результате, к моменту начала эвакуации НКМЗ - 9 октября 1941 года - завод отгрузил в Харьков только 100 комплектов брони для ХТЗ-16. Точной цифры выпущенных бронетракторов ХТЗ-16 автору обнаружить не удалось, но, по разным источникам число изготовленных машин колеблется в пределе от 50 до 60 штук, хотя возможно что их было несколько больше. Во всяком случае, достоверно известно, что производство ХТЗ-16 началось только в начале сентября, с 18 сентября началась эвакуация завода, а 20 октября немцы взяли Харьков. По отчету ХТЗ были оставлены не вывезенными при эвакуации "находящиеся в незавершенном производстве тракторные гусеничные шасси ХТ3-16, 809 штук, выпуск которых не мог быть произведен заводом из-за недопоставки от кооперированных предприятий ряда деталей и броневой стали." Объемы запланированного производства впечатляют! В наших архивах пока не удалось найти подробные данные о боевом использовании харьковских бронетракторов. Известно только, что построенные ХТЗ-16 использовались в боях в районе Харькова в октябре 1941 года, но были быстро потеряны. Не удалось пока найти никаких фотографий этих любопытных машин. Известны только несколько снимков ХТЗ-16, захваченных немцами.
Производство ХТЗ-16 шло не только в Харькове. 16 сентября 1941 года В.А. Малышев, нарком недавно образованного Наркомата танковой промышленности подписал приказ N8сс: "В целях скорейшего выпуска бронированного трактора ХТЗ-16 приказываю:

а. Немедленно отгрузить СТЗ 500 тракторов подготовленных к бронировке.

б. Немедленно отправить на завод N264 чертежи и технические условия на бронедетали.

в. Отгрузить СТЗ 500 комплектов вооружения (пушки, пулеметы, боеприпасы).

г. Обеспечить завод покупными изделиями.

Поставку корпусов для СТЗ начать не позднее 1 октября по следующему графику: первая пятидневка - 10 штук в сутки, вторая пятидневка - 15 штук в сутки, далее 20 и более..." Однако оба завода - N264 и СТЗ были сильно загружены производством танков и не могли производить бронетрактора в таком большом количестве. Тем не менее, судя по заводским отчетам, некоторое количество ХТЗ-16 в Сталинграде выпустили. Тем более, что в октябре из Харькова на СТЗ эвакуировали кое-какие заготовки по бронетракторам. Однако точной цифры произведенных ХТЗ-16 в заводских документах нет. Но можно предположить, что их было выпушено не более 30 машин. Они использовались в боях на харьковском направлении вплоть до весны 1942 года.

3.jpg

Бронетрактор, собранный в Одессе. Снимок сделан 20 августа 1941 г

В 1941 году бронировка тракторов осуществлялась не только по указанию сверху, но и в инициативном порядке "на местах". Правда, случаев таких было немного. Самыми популярными из них являются бронетракторы построенные в осажденной Одессе, более известные как "танки НИ". О танках "НИ" написано достаточно много и у нас, и за рубежом и вся их история обросла различными легендами. Начнем с того, что ни в одном документе военной поры обозначения "танк НИ" не встречается, а указанные машины именуются как "танк-трактор" или "бронированный трактор". Работы по постройке бронетракторов в Одессе начались в середине августа 1941 года при активном участии военно-морской базы. Первые две машины, построенные на базе транспортных тракторов СТЗ-5 были готовы 20 августа. Их бронировку выполнил завод им. Октябрьской революции. Для ускорения постройки для этих бронетракторов использовали башни с разбитых танков Т-26 выпуска 1931 года. Вооружение машин состояло из двух пулеметов. Бывший секретарь ленинского райкома партии Н.Г. Луценко, курировавший эти работы, вспоминал о первом построенном бронетракторе: "20 августа первый готовый танк тросом вытянули из цеха во двор. Здесь уже были рабочие, инженеры, директор завода, военные, моряки. Один из рабочих подошел к боевой машине и мелом написал: "СМЕРТЬ ФАШИЗМУ". По воспоминаниям Н.Г. Луценко, "с 20 августа по 15 октября изготовили 55 танков, переоборудовав их из тракторов СТ3-5." Другие источники приводят другую цифру построенных в Одессе бронетракторов - 69. По мнению автора, цифры эти являются завышенными, так как Одесский оборонительный район (ООР) не располагал достаточными материальными ресурсами и не мог позволить использовать почти 70 тракторов, необходимых в артиллерии, для бронирования.
Наиболее ясным и достоверным представляется "Отчет об обороне Одессы", составленный в 1943 году по горячим следам. В нем сказано: "В середине августа на заводах им. Январского восстания и им. Октябрьской революции было организовано оборудование танков и бронеавтомобилей из тракторов и грузовиков. На них устанавливали 45 мм пушку и два пулемета Максима. Танки покрывались броней из судостроительном стали толщиной 14-20 мм, на броневиках броня доходила до 25 мм. Между броней и внутренней обшивкой прокладывались деревянные брусья. Броневики в бою оказались уязвимы с передней части, так как разбивались скаты колес. Пришлось с задней части сделать надежную защиту и водить броневики в бой задним ходом. Это дало положительный результат. В последующем колеса броневиков оборудовались грузолентой, обеспечившей им большую живучесть. К 14 сентября была изготовлена 31 машина, что позволило сформировать танковый батальон. 14 сентября началось бронирование еще 15 тракторов... " Этот документ вносит некоторую ясность - в число показываемых бронетракторов входят еще и броневики, изготовленные из грузовиков. А сколько на самом деле было забронировано тракторов в Одессе - пока неизвестно. С полной уверенностью можно сказать лишь то, что все они различались и по вооружению, и по базовому шасси. Фото и кадры кинохроники донесли до нас только изображение двух самых первых бронетракторов. Но несмотря на свое несовершенство, одесские бронетракторы с успехом воевали. Тем более, что румынские войска, осаждавшие Одессу имели мало противотанковой артиллерии. При эвакуации войск ООР в Крым в октябре 1941 года, бронетрактора были брошены в Одессе и некоторые из них использовались румынами для учебных целей.

Производилась бронировка тракторов и на заводах Ленинграда. Правда, данные о них очень скудны. Так, на 5 августа 1941 года в составе 2 стрелковой дивизии Ленинградской армии народного ополчения имелось: два Т-26, пять БА-11, два КВ-2 и пять "средних танков ИЗ". Что это было -неизвестно, но исходя из индекса ИЗ можно предположить, что эти "танки" изготовил Ижорский завод.

Сегодня, по прошествии стольких лет бронетрактор может вызвать только улыбку - то были другие времена! Но и сегодня в репортажах из "горячих точек" на территории бывшего СССР то и дело мелькнет давно казалось вымерший бронетрактор. Кто знает, сказал ли он свое последнее слово.

Фотографии Бронетракторы